В блоге:

2018-07-02

Свѣдѣнія о р. Китоѣ (1894)

Попалась как-то в руки книга "Землевѣдѣнiе Азiи Карла Риттера" 1894 года.




Отснял тогда несколько страниц (287-309) с описанием реки Китой. Привожу этот текст. И еще хочу отметить, что сканы всей этой книги (но не особо качественные) при желании можно найти в торрентах.

===
4) Свѣдѣнія о р. Китоѣ, въ частяхъ его, лежащихъ внѣ описанныхъ маршрутовъ, и общее обозрѣніе теченія этой рѣки.

Описанные выше маршруты Черскаго, дающіе весьма удовлетворительные разрѣзы всѣхъ трехъ альпійскихъ цѣпей (Тункинской, Китойской и Бѣльской) по тремъ, болѣе или менѣе параллельнымъ направленіямъ, знакомятъ насъ однако лишь съ незначительными отрѣзками теченія р. Китоя и лишь съ нѣкоторыми его притоками, какъ-то: лѣвыми — Китойкиномъ и Саганъ-харомъ, и правыми — Архутомъ, Хонголдоемъ и Ушарангой. Поэтому, чтобы составить возможно полное понятіе о всей системѣ интересующей насъ рѣки, необходимо прибѣгнуть еще какъ къ нѣкоторымъ литературнымъ источникамъ, такъ и къ собраннымъ объ этой мѣстности распроснымъ свѣдѣніямъ, причемъ изложеніе наше начнемъ съ самыхъ верховьевъ Китоя, слѣдуя оттуда постепенно къ востоку и сѣверо-востоку, т. е. къ устью его въ Ангару, какъ это сдѣлано выше при описаніи теченія Иркута.

А) Теченіе р. Китоя отъ верховьевъ до устья рч. Халмагана.

Относительно верховьевъ Китоя мы можемъ пользоваться лишь свѣдѣніями изъ упоминавшагося выше путешествія Ковригина, какъ всего болѣе обстоятельными и собранными, очевидно, по личнымъ наблюденіямъ. Изъ описанія этого видно, что Китой образуется изъ трехъ рѣчекъ, берущихъ начало недалеко отъ озера Ильчира (менѣе 15 верстъ) и названныхъ Ковригинымъ: Верхнимъ, Среднимъ и Нижнимъ Китоями. Верхній Китой беретъ начало изъ горъ, слѣдующихъ по сѣверо-западной («правой») сторонѣ Ильчирнаго Иркута и озера Ильчира, къ сѣверу отъ сѣверо-восточной оконечности послѣдняго. Начальное направленіе его отъ с.-с.-з. къ ю.-ю.-в.; послѣ чего онъ дѣлаетъ поворотъ къ востоку, а, наконецъ, склоняется къ юго-востоку и въ такомъ видѣ доходитъ до устья Средняго Китоя, съ которымъ соединяется въ разстояніи 21 версты отъ своихъ верховьевъ. Ширина его при устьѣ не болѣе 6½ саженей, тогда какъ на половинѣ длины, и даже недалеко отъ источниковъ (въ 7 верстахъ), она достигаетъ 10 саженей. Въ послѣднемъ мѣстѣ, говоритъ Ковригинъ, есть даже затишья, столь рѣдко встрѣчающіяся въ этихъ мѣстностяхъ, изъ чего очевидно, что долина рѣчки должна здѣсь отличаться незначительнымъ наклономъ. Изъ карты кромѣ того видно, во-первыхъ, что верховье это беретъ начало изъ небольшаго озерка и что почти на самомъ мѣстѣ упомянутаго выше поворота его изъ восточнаго направленія на юго-востокъ, Верхній Китой воспринимаетъ съ лѣвой стороны рч. Быструю, а еще ниже, почти на половинѣ разстоянія къ Среднему Китою, рѣчку Самарту, въ роли втораго лѣваго притока. Средній Китой, впадающій, какъ сказано выше, уже въ 21 верстѣ ниже источниковъ Верхняго, въ видѣ праваго верховья, беретъ начало, согласно тексту «изъ южной части Иркутскаго отрога» (т. е. Тункинскихъ альповъ), что слѣдуетъ считать, очевидно, недоразумѣніемъ, вполнѣ исправленнымъ картою, на которой верховья этой рѣчки означены въ горахъ юго-восточнаго берега Ильчирской долины, какъ и слѣдовало ожидать изъ описанія маршрута Черскаго, такъ какъ Средній Китой этотъ соединяется съ Верхнимъ гораздо выше устья рч. Ушаранги, считаемой Ковригинымъ Нижнимъ Китоемъ, а по Ушарангѣ именно Черскій вышелъ съ Китоя на озеро Ильчиръ (см. выше). Направленіе Средняго Китоя почти съ запада на востокъ, и только въ верховьяхъ онъ слѣдуетъ нѣсколько къ югу, а въ низовьяхъ поворачиваетъ къ сѣверу. Длина рѣчки согласно тексту достигаетъ 13 верстъ, а ширина 4—5½ саженей, хотя на картѣ длина теченія лишь немногимъ превосходитъ 8 верстъ. Долина его отличается ущелистостью («въ ней нѣтъ мѣста, гдѣ бы можно было пройти свободно») и необыкновенно крутымъ наклономъ, причемъ рѣчка образуетъ цѣлый рядъ водопадовъ вышиною отъ ½ до 3 саж,еней. Наконецъ, Нижнимъ Китоемъ Ковригинъ называетъ знакомую намъ уже рч. Ушарангу, считая длину ея равною 12 верстамъ, а ширину отъ 1 до 6 саженей.

По поводу принимаемыхъ Ковригинымъ трехъ названныхъ выше верховьевъ Китоя Черскій дѣлаетъ слѣдующія возраженія. Въ мѣстности, столь часто посѣщаемой Ильчирскими сойотами, почти каждая долинка имѣетъ уже безъ сомнѣнія какое-либо мѣстное названіе, въ числѣ которыхъ, по всей вѣроятностй, не отсутствуетъ и что нибудь въ родѣ напр. Китой-ихинъ (ихинъ означаетъ верховье), указывающее уже абсолютно на ключъ или потокъ, считаемый верховьемъ этой рѣки; между тѣмъ въ мѣстныхъ названіяхъ, пользующихся обыкновенно пріоритетомъ, мы не находимъ ничего соотвѣтствующаго тремъ, принятым Ковригинымъ верховьямъ. Выше «Средняго Китоя» сойоты указывали Черскому на существованіе рч. Убуръ-Затхаса (Сасхашасъ на картѣ Пермикина); «Нижній Китой», какъ сказано выше, называется Ушарангою, — самый близкій отъ Ильчира правый приток Китоя, соотвѣтствующій очевидно «Среднему верховью» Ковригина, сойоты называютъ Булукъ, составляющiй повидимому притокъ рс. Аро-Затхаса, и потому одинъ только «Верхнiй Китой» долженъ пользоваться у нихъ значенiемъ настоящаго  источника интересующей насъ рѣки, но мѣстное названiе его остается еще неизвѣстнымъ. Съ этимъ какъ нельзя лучше согласуется и гидрографическiя условiя этой части теченiя, выражающiяся какъ въ относительной длинѣ притоковъ, такъ и въ размѣщенiи ихъ, благодаря которому Верхнiй Китой съ Быстрою образуютъ уже достаточно правильное вѣерообразное развѣтвленiе верховьевъ, отчасти увеличивающееся затѣмъ съ лѣвой стороны гораздо болѣе длинною Самартою (болѣе 15 верст.), берущею начало изъ небольшаго озера, тогда какъ короткiй Среднiй т.е. ущелистый Булукъ, или Аро-Затхаса, и болѣе длинный (около 20 верстъ согласно Черскому) Нижнiй Китой, т.е. Ушаранга, являются уже въ роли правыхъ притоковъ, значительно удаленныхъ отъ описаннаго развѣтвленiя. Начала эти, которыми руководствуются обыкновенно аборигены при опредѣленiи источниковъ рѣкъ, не вполнѣ примѣнены къ Иркуту должно быть потом, что знакомство съ этою рѣкою началось какъ съ Бѣлаго Иркута (Сагань-Ирку), такъ и съ низу, до слiянiя Бѣлаго съ Чернымъ (Хара-Ирку), где рѣчки эти сочтены равнозначущими, тогда какъ Ильчирскiе сойоты называютъ Черный Иркутъ просто Иркутомъ.

Если прибавить къ названнымъ выше притокамъ верхней части Китоя еще одинъ правый «Безъимянный» (можетъ быть это Убуръ-Затхаса?), впадающій выше Средняго, т. е. Вулука, да еще два лѣвыхъ, какъ-то: незначительный Булыкъ, впадающій въ промежуткѣ между устьями Булука и Ушаранги, а затѣмъ Гарлыкъ, болѣе 18 верстъ длины, берущій начало изъ альпійскаго озерка и впадающій нѣсколько выше Ушаранги, то этимъ до сихъ поръ исчерпываются свѣдѣнія наши о системѣ верховьевъ Китоя на протяженіи около 30 верстъ длины, считая отъ источниковъ, т. е. отъ «Верхняго Китоя» Ковригина.

Относительно геогностическаго строенія мѣстности въ предѣлахъ этой части Китоя у Ковригина находимъ, что Верхній Китой съ Быстрою протекаютъ въ гранитовой почвѣ, причемъ въ верховьяхъ Самарты гранитъ этотъ переходитъ въ евритъ, обыкновенно разрушающійся и потому покрытый довольно толстымъ слоемъ каолина. Мелкокристаллическій известнякъ найденъ въ отрогѣ, отдѣляющемъ Верхній Китой отъ Безъимяннаго праваго притока, а такъ-же въ средней части горъ, отдѣляющихъ рч. Самарту отъ Гарлыка, гдѣ онъ мѣстами уподобляется Карарскому мрамору. Къ сожалѣнію Ковригинымъ нигдѣ не опредѣлялось ни простиранія, ни паденія породъ, а только уголъ подъ которымъ пласты наклоняются, доходящій въ данномъ случаѣ до 42°. Въ известнякѣ этомъ, въ обоихъ вышеуказанныхъ мѣстахъ, Ковригинымъ найденъ змѣевикъ, отчасти покрываемый известнякомъ, отчасти-же перемежающійся; это очевидно продолженіе змѣевиковъ, встрѣченныхъ Черскимъ въ такомъ изобиліи на рч. Саганъ-харъ, гдѣ впрочемъ, къ удивленію, порода эта не значится на картѣ Ковригина. Въ статьѣ его читаемъ, что змѣевикъ указанныхъ выше мѣстностей является какъ въ видѣ «змѣевиковаго камня», представляющаго «смѣшеніе змѣевика съ талькомъ» или съ желѣзною охрою, такъ по большей части и въ видѣ чистаго змѣевика, который, въ свою очередь, является или «плотнымъ, т. е. благороднымъ» или слоистымъ, называемымъ Ковригинымъ нефритомъ; обстоятельство это доказываетъ очевиднѣйшимъ образомъ, что между «нефритомъ» Ковригина и дѣйствительнымъ нефритомъ, найденнымъ Пермикинымъ въ Китойскихъ-же или въ Бѣльскихъ альпахъ (см. ниже) не можетъ быть ничего общаго, точно также какъ въ описанномъ выше «змѣевиковомъ камнѣ» можно предполагать породу, неимѣющую никакого отношенія къ змѣевику, а представляющую продолженіе тѣхъ тальковыхъ сланцевъ, которые на Саганъ-харѣ переходятъ въ описанный Черскимъ лиственитъ. Нѣкоторые виды упомянутаго змѣевиковаго камня, именно смѣшанные съ желѣзною охрою, содержатъ въ себѣ вкрапленными кубическіе кристаллы цинковой обманки. Въ обоихъ мѣстахъ, между пластами змѣевика и змѣевиковаго камня, Ковригинъ находилъ асбестъ, пересѣкающій его (змѣевикъ?) по всевозможнымъ направленіямъ; въ числѣ разностей этого минерала онъ отличаетъ: аміантъ или горный ленъ, отличающійся желто-бѣлымъ цвѣтомъ; волокна его располагаются параллельно, имѣя слабую связь между собою и не превышая въ длину одного дюйма; что-же касается другой разности, называемой Ковригинымъ обыкновеннымъ или грубымъ асбестомъ, то цвѣтъ его масляно-зеленый, длина волоконъ не болѣе ½ дюйма и связь между ними настолько большая, что онѣ лишь съ трудомъ отдѣляются другъ отъ друга. Понятно, что на основаніи этихъ данныхъ нельзя еще рѣшить, имѣлъ ли Ковригинъ дѣло съ минералогически различными асбестами, или же, что и правдоподобнѣе, только съ видоизмѣненіями одного и тогоже хризотила, т. е. змѣевиковаго асбеста, находимаго и Черскимъ на Саганъ-харѣ. Кромѣ того въ верховьяхъ Китоя находились Ковригинымъ сіенитовыя жилы.

Далѣе, въ отрогахъ между Верхнимъ Китоемъ и Булукомъ (Средній Китой), также въ верхнихъ частяхъ отрога между Самартою и Гарлыкомъ, а въ нижнихъ между Гарлы-комъ и Саганъ-харомъ, по лѣв. берегу Китоя, Ковригинъ находилъ филлитъ («филладъ»), переходящій и на сѣверо-восточное продолженіе Ильчирской долины. Въ сланцѣ этомъ, заключающемъ не мало желѣзной охры, найдена имъ въ горѣ между Верхнимъ Китоемъ и озеромъ Ильчиромъ (на склонѣ къ долинѣ послѣдняго), цѣлая жила охры, заключающей въ себѣ тонкіе призматическіе кристаллы галмея; на зальбандахъ жилы филлитъ проникнутъ кристаллами сѣрнаго колчедана. Слюдяный сланецъ найденъ имъ между Булукомъ (Средній Китой) и Ушарангою, а также между нею и Ханголдоемъ и въ 2½ верстахъ ниже устья Саганъ-хара, причемъ, въ указанныхъ предѣлахъ развитія какъ этой породы такъ и филлита, по обѣ стороны рч. Булукъ (Средній Китой) показанъ еще хлоритовый сланецъ. Объ этой породѣ Ковригинъ замѣчаетъ, что она имѣетъ «травяно-зеленый цвѣтъ»; въ составѣ ея находится нѣкоторое количество темно-сѣраго кварца (между Верхнимъ и Среднимъ Китоями), въ другихъ-же мѣстахъ сланецъ этотъ «проникнутъ окисломъ мѣди и тогда цвѣтъ его представляется яремѣдянковымъ». Будущимъ изслѣдователямъ необходимо обратить вниманіе на такой цвѣтъ сланцевъ, имѣя въ виду описанное выше нахожденіе хромовой руды, открытое Черскимъ на Саганъ-харѣ, до устья котораго Китой протекаетъ уже около 50 верстъ, считая отъ источниковъ (т. е. Верхняго Китоя). Пространство между Саханъ-харомъ и Ушарангою знакомо намъ уже по описанію Черскаго. Далѣе, относительно теченія Китоя между Саганъ-харомъ и устьемъ Китойкина, слѣдовательно на протяженіи около 70 верстъ (по Черскому), имѣются до сихъ поръ только распросныя свѣдѣнія. Долина Китоя, какъ говорятъ, съуживается здѣсь значительно: до устья рч. Ехе-голъ (см. ниже) можно проходить по ней только въ малую воду, такъ какъ во многихъ мѣстахъ горы опускаются къ рѣкѣ отвѣсными скалами, заграждающими путь и заставляющими бродить на противуположный берегъ, что не всегда достижимо но причинѣ необычайной быстроты. Отъ устья-же Ехе-гола, по словамъ сойотовъ, начинаются мѣста непроходимыя, причемъ Китой въ трехъ мѣстахъ долженъ низвергаться водопадами, изъ которыхъ меньшій достигаетъ 10 саженей въ высоту. На этомъ протяженіи, по распросамъ Черскаго, въ Китой впадаютъ съ правой стороны: р.р. Ошой, и Верхній Архутъ въ противуположность знакомому  намъ уже Нижнему Архуту, а съ лѣвой стороны: Гарлык-голъ, Ехе-голъ (неправильно: Эксголъ у Ковригина), и Хатлукъ-голъ, ближайшій къ Китойкину, причемъ, согласно показанію Ковригина - Ехе-гол (Ехе большая, голъ рѣка) беретъ начало «изъ одной горы» съ Хара-булуномъ (т. е. Малою Бѣлою), Хара-Богдашкою и съ Китойкиномъ, слѣдовательно въ западныхъ окрестностяхъ Котловины Ниланъ-сарамъ.

Маршрутомъ Черскаго соединяются затѣмъ устье Китойкина съ низовьями Архута, ниже котораго на цротяженіи приблизительно 20 верстъ, мы опять встрѣчаемся съ никѣмъ непосѣщенною еще частью р. Китоя, который долженъ принимать здѣсь уже сѣверо-восточное направленіе. Йзъ распросныхъ свѣдѣній, собранныхъ въ 1834 г. горнымъ инженером Строльманомъ, но не отличающихся точностью, такъ какъ онъ ймѣлъ дѣло съ жителями низовьевъ Китоя, неуглблявшимися вверхъ по теченію рѣки, можно полагать, что интересующій насъ отрѣзокъ долины долженъ значительно съуживаться, такъ какъ ширина Китоя достигающая около устья Китойкина около 60 саженей, ниспадаетъ ближе къ устью рч. Халмагана даже до 10 саженей, послѣ чего онъ только опять расширяется, вступая въ предѣлы изслѣдованій тогоже Строльмана, къ статьѣ котораго мы и обратимся при нижеслѣдующемъ изложеніи.

Б) Теченiе р. Китоя отъ рч. Халмагана до устья въ Ангару.

Открытiе золотосодержащихъ розсыпей около устья Китоя послужило поводомъ къ снаряженiю правительствомъ золото-искательной партiи въ 1834 г., начальникомъ которой и был гиттенфервальтеръ Строльманъ, изслѣдовавшiй теченiе Китоя отъ рѣчки Халмаганъ до устья, а также и долины притоковъ этой части рѣки. Китой, слѣдовавшiй на нѣкоторомъ протяженiи почти восточному направленiю, въ разстоянiи около 5 верстъ выше устья упомянутаго выше Халмагана (лѣвый притокъ), какъ видно изъ приложенной к статьѣ Строльмана карты, дѣлаетъ крутой поворотъ вообще къ сѣверу, по направленiю къ устьямъ Бытыхея и Алангара (съ лѣвой-же стороны), слѣдовательно на протяженiи почти 25 верстъ, послеѣ чего, образовавъ небольшую излучину къ югу, онъ направляется нѣсколько дугообразно къ сѣверо-востоку, а затѣмъ къ востоку и немного къ юго-всотоку, къ устью р. Тойсокъ, отстоящему отъ Халмагана почти въ 65 верстахъ, такъ-что на всемъ этомъ протяженiи образуется значительный дугообразный изгибъ рѣки, обращенный выпуклостью къ сѣверо-западу. Ниже устья Тойсока Китой принимаетъ сѣверо-восточное направленiе и только около 30 верстъ спустя, уже въ разстоянiи около 15 верстъ отъ своего устья, поворачиваетъ нѣсколько къ западу и опять на сѣверо-востокъ къ Ангарѣ. Длина этой части Китоя, отъ Халмагана до устья, равняется такимъ образомъ слишкомъ 100 верстамъ. Изъ притоковъ въ текстѣ и на картеѣ Строльмана значатся, с лѣвой стороны: 1) рч. Халмаганъ (Халамганъ на картѣ), болѣе длины, съ двумя верховьями, придерживающаяся почти восточнаго направленiя; 2) рч. Быдыхей (или Бытыхей), около 20 верстъ длины и вообще съ с.-в.-ымъ направленiемъ; устье ея располагается всего лишь въ 2 верстахъ выше впаденiя; 3) рч. Алангаръ болѣе 15 верстъ длины и съ юго-восточнымъ направленіемъ. Далѣе, спустя около 13 верстъ, впадаютъ въ весьма близкомъ другъ отъ друга разстояніи рѣчки 4) Болдокъ (на картѣ Богдокъ), менѣе 10 верстъ длины и находящаяся въ такомъ же отношеніи къ слѣдующей за нею (Шарасуну), какъ Бытыхей къ Алангару; 5) Шарасунъ до 15 верстъ длины, нараллельный Алангару и 6) незначительный Хараханъ; спустя слишкомъ 30 верстъ ниже послѣдняго впадаетъ небольшой ручей 7) Бурундуй, менѣе 10 верстъ длины, а 17 верстъ ниже его 8) рч. Целота (у Строльмана неправильно «Солота») болѣе 25 верстъ длины, протекающая на сѣверо-востокъ, а около 8 верстъ ниже 9) рч. Картагонъ, параллельный Целотѣ, но до 40 верстъ длины и наконецъ, сейчасъ-же ниже Картагона, уже въ 12 верстахъ отъ Ангары, 10) рч. Биликтуйка, болѣе 10 верстъ длины, впадающая около мѣста пересѣченія Китоя московскимъ почтовымъ трактомъ. Что же касается правыхъ притоковъ, то ихъ извѣстно здѣсь только четыре, а именно: 1) Черемшанка до 10 верстъ длины, впадающая въ 50 верстахъ ниже Халмагана; 2) р. Тойсокъ, самый большой изъ притоковъ, слишкомъ 50 верстъ длины; у Строльмана мы находимъ, что Тойсокъ «имѣетъ свои родники въ горахъ, прилегающихъ къ Иркуту», слѣдовательно въ Тункинскихъ альпахъ, восточнѣе Саганъ-угунскаго перевала, приблизительно на меридіанѣ знакомаго намъ уже лѣваго притока Иркута, рч. Кукой (Хухэй), по долинѣ которой, какъ сказано въ своемъ мѣстѣ, проложена даже скотопрогонная тропа съ Торской котловины на Тойсокъ. Общее направленіе рѣчки съ ю.-ю.-з. на с.-с.-в. съ значительнымъ S-образнымъ изгибомъ въ разстояніи болѣе 20 верстъ отъ устья, которое располагается около 9 верстъ ниже Черемшанки. Изъ притоковъ Тойсока извѣстны съ лѣвой стороны: а) Малый Жедой (или М. Жидой), впадающій въ предѣлахъ верхняго теченія рѣки; б) Большой Жедой, въ области восточнаго изгиба упомянутой выше извилины; в) Хыдырей и Кургудей въ области западнаго ея изгиба, а съ правой стороны рч. Тальянъ, впадающая нѣсколько ниже Большаго Жедоя, и Бодканъ, устье котораго располагается немногимъ выше впаденія Хыдырея; наконецъ, послѣдній изъ правыхъ притоковъ Китоя 3) Ада, болѣе 10 верстъ длины, изливается въ разстояніи около 19 верстъ ниже устья Тойсока; 4) Еловка въ 5 вер. ниже устья Ады.

Изъ передаваемыхъ Строльманомъ довольно скудныхъ впрочемъ орографическихъ свѣдѣній о мѣстности, орошаемой перечисленными рѣками, не можетъ подлежать сомнѣнію лишь то, что горы, съ которыми онъ встрѣтился только на западъ отъ меридіана устья р. Тойсокъ, представляютъ собою восточное продолженіе, вѣрнѣе восточное окончаніе цѣпей, съ которыми мы ознакомились въ предшествовавшихъ главахъ нашего изложенія, но съ которыми изъ нихъ именно, это не рѣшается описаніемъ Строльмана, такъ какъ онъ называетъ всѣ эти горы лишь отрогами Саяна, не будучи знакомымъ съ западнымъ продолженіемъ видѣнныхъ имъ цѣпей. Поэтому мы приведемъ здѣсь относящееся къ этому вопросу мнѣніе Черскаго,  основанное на географическомъ положеніи изслѣдованной Строльманомъ мѣстности и на отношеніи ея къ горамъ, пересѣченнымъ маршрутомъ съ Саганъ-угуна черезъ Архутъ и Китойкинъ на Богдашку съ одной стороны, а по ущелью и низовью Иркута съ другой. Сопоставленіе это дѣлаетъ во-первыхъ очевиднымъ, что гребень Тункинской цѣпи, теряющій, какъ извѣстно, альпійскій характеръ уже начиная съ меридіана Саганъ-угунскаго перевала, располагается гораздо южнѣе этой мѣстности, именно, въ широтахъ верховьевъ Тойсока и ущелистой части Иркута; затѣмъ, описаніе теченія того-же Иркута сейчасъ-же ниже ущелья обнаружило, что впереди, т. е. сѣвернѣе горъ, образующихъ это длинное ущелье, располагаются другія (Еловый хребетъ), параллельныя Тункинскимъ. Такъ какъ мысленное продолженіе гребня Китойскихъ альповъ къ востоку проходитъ черезъ часть Китоя между Архутомъ, Халмаганомъ и Бытыхеемъ и, пересѣкая теченіе Тойсока, съ достаточною точностью падаетъ на хребетъ Еловый, продолженіе котораго мы найдемъ еще и по ту сторону р. Ангары, въ видѣ хребта Онотскаго, входящаго въ составъ горъ сѣверо-западнаго берега Байкала. Поэтому Черскій предполагаетъ, что въ системѣ р. Тойсока Строльманъ имѣлъ дѣло съ отрѣзкомъ Китойской цѣпи горъ, на востокъ отъ пересѣченія ея Китоемъ въ томъ мѣстѣ, гдѣ рѣка эта, ниже устья Архута, поворачиваетъ на сѣверо-востокъ. Восточное продолженіе Бѣльской цѣли слѣдуетъ искать поэтому по лѣвому берегу Китоя, въ системахъ р.р. Алангара и Шарасуна. Само собою разумѣется, что соображенія эти, требующія болѣе подробнаго изслѣдованія названнаго района, для того, чтобы возвести ихъ на степень непреложныхъ данныхъ, могутъ относиться лишь къ орографическимъ цѣпямъ горъ, а никакъ не къ складкамъ пластовъ, направленіе и положеніе которыхъ, какъ мы увидимъ ниже при общемъ обзорѣ и какъ можно было судить изъ приведенныхъ выше опредѣленій простиранія и паденія пластовъ, не совпадаетъ съ направленіемъ описанныхъ горныхъ цѣпей.

Относительно конфигураціи изслѣдованныхъ Строльманомъ горъ мы находимъ лишь весьма недостаточныя свѣдѣнія въ его статьѣ, гдѣ, въ свою очередь, не имѣется никакихъ указаній на ихъ высоту. Во всякомъ случаѣ въ статьѣ этой нигдѣ неупоминается объ альпійскомъ характерѣ видѣнныхъ горъ, какъ и слѣдовало ожидать судя по ближайшему маршруту Черскаго, какъ равно и потому, что, въ предѣлахъ изслѣдованій Строльмана, горы эти должны уже теряться въ примыкающей къ нимъ плоской возвышенности, къ тому-же и при взглядѣ на нихъ съ Ангары и низовьевъ Китоя и вообще съ пролегающей здѣсь части почтоваго тракта, они являются уже какъ бы въ роди поросшаго лѣсомъ предгорья относительно весьма отдаланныхъ и замѣтныхъ лишь съ болѣе возвышенныхъ мѣстъ альпійскихъ пиковъ, лежащихъ уже западнѣе описываемаго района. Съ этимъ согласуется и текстъ Строльмана, изъ котораго можно усмотрѣть напр. что, въ двухъ верстахъ отъ устья Доржоя (притокъ Хал Магана), слѣдовательно въ самой западной окраинѣ области его изслѣдованій, «возвышается круто-возстающая, почти обнаженная гора, господствующая надъ окрестными высотами» (стр. 28); на западъ отъ Тойсока, къ которому горы эти понижаются и исчезаютъ, смѣняясь плоскою возвышенностью, «взоръ наблюдателя почти на каждомъ шагу встрѣчаетъ здѣсь круто-возстающіе, совершенно обнаженные отклоны горъ, нависшіе надъ рѣками утесы, долины, усыпанныя каменными отломками или загроможденныя гранитовыми глыбами» (стр. 14), тогда какъ напр. между рч. Бодханъ и устьемъ Тойсока горы «имѣютъ пологіе отклоны п округленныя вершины» и «покрыты толстымъ слоемъ растительной земли и густыми лѣсами» (стр. 25). Чтоже касается долинъ, изрѣзывающихъ эти горы, то главная изъ нихъ, т. е. долина р. Китоя, отличается и самою значительною шириною, достигающею мѣстами даже 5 верстъ и болѣе). Долина Тойсока «имѣетъ въ сложности неболѣе 1½ версты ширины; самыя значительныя ея расширенія, какъ напр. при устьяхъ рѣчекъ Тальяна и Хыдерея (или Гидерея), не превышаютъ 3 верстъ»; съ приближеніемъ къ верховьямъ долина эта «до такой степени сжата кряжами горъ, что на всемъ этомъ протяженіи образуетъ крутосклоняющуюся ущелину, простирающуюся между отвѣсными почти отклонами и, кромѣ немногихъ мѣстъ, покрытую непроходимыми болотами» (стр. 11); остальныя затѣмъ долины по большей части очень узки и болотисты.

Если провести почти меридіональную (ю.-ю.-в.) линію черезъ долины рѣкъ: Харагуна, Китоя, Черемшанки и Тойсока до устья въ него Бодхана, а затѣмъ повернуть её къ юго-востоку, но теченію послѣдняго, то линія эта въ геогностическомъ отношеніи будетъ играть роль границы, отдѣляющей двѣ различныя группы породъ, описанныхъ Строльманомъ въ этой мѣстности. На западъ и юго-западъ отъ этой границы, слѣдовательно въ предѣлахъ гористой части площади, развиты почти исключительно полевошпатовыя кристаллическія породы, а къ востоку и сѣверо-востоку, кристаллическіе сланцы, обломочныя породы и известнякъ.

Въ числѣ полевошпатовыхъ породъ Строльманъ различаетъ: граниты, гранито-сіениты, діоритъ, порфиръ, бѣлый камень и гнейсъ, причемъ о массивныхъ изъ нихъ онъ говоритъ, что всѣ онѣ «образуютъ непрерывный рядъ взаимныхъ переходовъ по составу и строенію» (стр. 30) и «суть не что иное, какъ случайныя только измѣненія въ составѣ гранита и всегда одновременнаго съ нимъ происхожденія» (стр. 33) и, если изъ всей этой толщи онъ выдѣляетъ гнейсъ въ особую группу (стр. 29), то обстоятельство это объясняется лишь теоретическими соображеніями автора, подчиненными господствовавшимъ въ то время воззрѣніямъ на гранитъ, какъ на породу, неминуемо изверженную, тогда какъ передаваемыя частности вовсе не мѣшаютъ смотрѣть и на гнейсъ какъ на образованіе, стоящее въ близкой генетической связи съ названными массивными толщами. Гнейсъ этотъ, въ свою очередь, отчасти перемежается, отчасти соприкасается съ пластами слюдянаго сланца, которому подчинены кремнистый и тальковый, причемъ слоистыя породы эти, съ гнейсомъ включительно, развиты только въ глубинѣ изслѣдованной части горъ, слѣдовательно въ западной окраинѣ площади и напр. въ упомянутой выше, почти обнаженной горѣ, образующей высшій пунктъ въ системѣ рч. Халмагана (въ 2 верстахъ отъ устья Доржоя); пласты ихъ «падаютъ почти отвѣсно на юго-востокъ» (стр. 29). Такимъ образомъ, въ горахъ этихъ мы встрѣчаемъ въ сущности продолженіе тѣхъ древнѣйшихъ же породъ, съ которыми мы не разставались на протяженіи всѣхъ описанныхъ выше маршрутовъ; гнейсъ вмѣстѣ съ слюдянымъ сланцемъ относится Строльманомъ къ «первозданной области» (стр. 30), но вслѣдъ за гранитами, около означенной выше предѣльной черты и на востокъ отъ нея, появляются уже выходы другихъ, сравнительно менѣе древнихъ отложеній. Такъ напр., хотя отрогъ горъ, расположенный между р.р, Шарасуномъ и Харахуномъ (иначе Харахономъ) состоитъ еще въ главной своей массѣ изъ гранита какъ мелкозернистаго, такъ крупнозернистаго и порфировиднаго, тѣмъ не менѣе порода эта въ оконечности названнаго отрога соприкасается уже съ толщами известняка, «изъ коего сложены горы, простирающіяся по лѣвую сторону Харахона и образующія конечные отроги сей свиты горъ» (стр. 18). Точно также въ оконечности отрога, лежащаго между Большимъ Жедоемъ и Гидереемъ (лѣвые притоки Тойсока) граниты и гранито-сіениты смѣняются со стороны Тойсока филлитомъ темно-сѣраго цвѣта (стр. 23), замѣчаемымъ въ видѣ обломковъ у подошвы горы и выше по теченію Тойсока, именно между Большимъ и Малымъ Жедоями, причемъ къ филлиту подмѣшивается здѣсь и песчаникъ. Такое же измѣненіе въ строеніи горъ наблюдается и по рч. Бодканъ, такъ какъ по его лѣвому берегу развиты полевошпатовыя породы, именно гранитъ, между тѣмъ въ отрогѣ праваго берега и до устья р. Тойсокъ въ Китой, хотя въ немъ встрѣчено мало обнаженій, но разсѣянные во множествѣ но склонамъ «остроугольные, иногда весьма крупные, отломки песчаника и отсутствіе между ними валуновъ всякихъ другихъ породъ позволяютъ съ достовѢрною вѣроятностью заключить, что горы сего отрога сложены преимущественно изъ песчаника». Наконецъ, по правому берегу Китоя, ниже устья Тойсока, почва состоитъ изъ пластовъ известняка; толща этой породы, образуя сначала довольно высокія горы, образуютъ затѣмъ холмы почти непрерывно сливающіеся съ Ангарскою равниною, т. е. съ плоскою возвышенностью.

По вопросу объ относительной древности и стратиграфическихъ особенностяхъ этихъ породъ у Строльмана находимъ слѣдующія данныя. Низшими стратиграфическими членами толщи онъ считаетъ во-первыхъ филлитъ («филладъ»), который напр. между Жедоемъ и Гидереемъ, въ 4 верстахъ отъ устья послѣдняго, обнаруживаетъ ясное залеганіе на гранитѣ при юго-восточномъ паденіи пластовъ и наклонѣ въ 55°; переходъ этой породы въ обломочную выражается нахожденіемъ въ ея массѣ угловатыхъ обломковъ такого-же сланца (филлита). Къ одному возрасту съ филлитомъ (къ «переходной области» стр. 36) Строльманъ относитъ и толщу «сѣрой вакки», въ составѣ которой онъ отличаетъ: а) мелкозернистый песчаникъ сѣраго цвѣта, образующій «главнѣйшую часть сей формацій», б) сѣрую вакку или трауматъ, состоящую изъ довольно крупныхъ угловатыхъ обломковъ кварца, связанныхъ глинистымъ цементомъ и обладающую мѣстами сланцеватостью, и в) «горный известнякъ, встрѣчаю-щійся въ обѣихъ предъидущихъ въ видѣ тонкихъ пластовъ», причемъ порода эта отличается кварцеватостью, темно-сѣрымъ цвѣтомъ и плотнымъ сложеніемъ. Перемежаемость этого известняка съ «сѣрою ваккою» не оставляетъ уже сомнѣнія въ томъ, что на прилагательное «горный» слѣдуетъ смотрѣть здѣсь какъ на выраженіе петрографическихъ, а никакъ не возрастныхъ, особенностей этой породы, относимой авторомъ, какъ сказано выше, къ «переходной области» (стр. 36), тогда какъ къ дѣйствительной «формаціи горнаго известняка» (стр. 36) или къ «известняку новѣйшаго образованія» (стр. 26) Строльманъ причисляетъ пласты этой породы, развитые по лѣвому берегу Харахона (лѣв. притокъ Китоя) и Гургудея (лѣв. притокъ Тойсока), а также и известняки, тянущіеся по правому берегу Китоя къ Ангарѣ; известнякъ этотъ, какъ передаетъ авторъ, залегаетъ поверхъ сѣрой вакки, всегда обилуетъ кремнеземомъ, мѣстами «видимо приближается къ состоянію рухляка» и заключаетъ многочисленныя, хотя и вообще узкія пещеры. Упомянувъ, что ископаемыхъ остатковъ въ пластахъ этихъ породъ нигдѣ не удалось найти, нельзя не замѣтить, что стратиграфическіе выводы Строльмана, не взирая на то, что они относятся къ 1834 г., вполнѣ подтверждаются такими же отношеніями породъ, въ общемъ тождественныхъ по составу, описанныхъ позднѣйшими изслѣдователями въ горахъ сѣверо-западнаго берега Байкала, гдѣ онѣ точно также прилегаютъ къ полевошпатовымъ, какъ къ болѣе древнимъ. Къ сожалѣнію и тамъ до сихъ поръ въ нихъ не найдено еще ископаемыхъ остатковъ, и потому древность ихъ опредѣляется лишь тѣмъ обстоятельствомъ, что верхній членъ всей этой весьма мощной толщи, представляющій какъ мы увидимъ ниже непосредственное продолженіе Китойскаго известняка («известнякъ новѣйшаго происхожденія» Строльмана), покрывается далѣе къ сѣверу несомнѣнными девонскими осадками. Наконецъ, что касается наносныхъ отложеній долины р. Китоя, то Строльманъ сообщаетъ слѣдующій разрѣзъ почвы, наблюдавшійся имъ въ шурфѣ около устья этой рѣки, на правомъ ея берегу. Подъ слоемъ чернозема залегаетъ глинисто-песчаный пластъ съ гальками различныхъ породъ, преимущественно кварцевыхъ, зеленаго камня, гранитовыхъ и филлитовыхъ; подъ этимъ пластомъ находится другой такой-же, но содержащій менѣе глины и болѣе мелкія гальки. Въ этихъ двухъ пластахъ, толщина которыхъ впрочемъ не показана, найдено было въ 1833 г. золото, количество котораго опредѣлено Строльманомъ для перваго пласта отъ 20 до 40 и даже до 60 долей, а для втораго, т. е. болѣе глубокаго не болѣе 20 долей на 100 пудовъ, причемъ золото это добывается въ видѣ мельчайшихъ блестокъ, всплывающихъ на водѣ. Изъ послѣдующихъ затѣмъ новѣйшихъ съёмокъ и изслѣдованій, относящихся къ низовьямъ р. Китоя, извѣстно, что все течете упомянутой выше рч. Картагонъ, за исключеніемъ верховьевъ ея лѣвыхъ притоковъ, а также и Солоты (вѣрнѣе Целоты), слѣдуетъ считать проложенными въ предѣлахъ долины Китоя, ширина которой поэтому ниже устья Тойсока, достигаетъ 19 верстъ, послѣ чего она постепенно съуживается такъ, что въ разстояніи около 6 верстъ отъ устья, ширина эта ниспадаетъ до 8½ верстъ; къ тому-же въ 5-ти верстахъ ниже устья упомянутой уже выше рч. Ады (или Оды), въ Китой впадаетъ съ правой-же стороны небольшая рч. Еловка, извѣстная по соляному ключу, располагающемуся недалеко отъ устья, на правомъ берегу рѣчки, но не эксплоатированному и не изслѣдованному еще подробно. Относительно геогностическаго строенія сдѣлалось также извѣстнымъ, что ближе къ устью Китоя, въ берегахъ его долины, обнажаются юрскіе прѣсноводные осадки, въ видѣ буровато-желтыхъ песчаниковъ, подъ которыми здѣсь долженъ скрываться «известнякъ новѣйшаго происхожденія» Строльмана, и, если на геогностической картѣ Чекановскаго (1. с.) мы видимъ юрскую краску, распространенною на юго-западъ до устья р. Тойсокъ, то причину этого явленія слѣдуетъ искать въ томъ обстоятельствѣ, что Чекановскій не былъ знакомъ съ работами Строльмана и датировалъ его статью лишь по краткому реферату проф. Эрмана; поэтому распространеніе юры на область, гдѣ Строльманъ встрѣтилъ известняки, является лишь предположеніемъ, такъ какъ самъ Чекановскій не углублялся вверхъ по Китою на западъ отъ пересѣкающаго его почтоваго тракта. Что-же касается указаній на достовѣрность залеганія известняка подъ юрою, то съ ними мы ознакомимся при изложеніи свѣдѣній, имѣющихся о той части плоской возвышенности, которая прилегаетъ къ сѣверо-восточному склону интересующаго насъ отрѣзка горной страны между системами р.р. Оки и Иркута.

Вмѣстѣ съ устьемъ Тойсока измѣняется характеръ долины Китоя и въ томъ отношеніи, что даетъ уже мѣсто какъ полуосѣдлымъ скотоводамъ, такъ и земледѣльческимъ поселеніямъ. Здѣсь, т. е. около Тойсока, въ первый разъ можно видѣть юрты бурятъ, разсѣянныя по обоимъ берегамъ Китоя небольшими улусами, представляющими крайнія западныя поселенія по этой рѣкѣ. Далѣе на востокъ, почти въ девяти верстахъ выше устья рч. Ады (80 верстъ отъ Ангары), на лѣвомъ берегу Китоя располагается первое осѣдлое поселеніе, извѣстное подъ именемъ деревни Архіерейской. Деревня эта въ 1889 г. состояла изъ 17 дворовъ и 87 жит., исключительно бурятъ. Во владѣніи ихъ было до 420 дес. земли, въ томъ числѣ пахатной 144 дес. Лошадей у нихъ было 60, крупнаго рогатаго скота 54, мелкаго 105. Въ 11 верстахъ ниже, слѣдовательно между устьями Ады и Еловки, находится другая, Ясашная деревня, съ 37 дворами и 180 жителями, также бурятами, во владѣніи которыхъ состоитъ 780 дес., земли, въ томъ числѣ пахатной до 260 дес. Лошадей у нихъ было въ. 1889 г. до 100, крупнаго рогатаго скота 100 головъ, мелкаго 110. Оба эти селенія, вмѣстѣ съ выселкомъ Савватеевскимъ (на р. Одѣ, прав. пр. Китоя) и улусами кочевыхъ бурятъ, образуютъ Китойское инородческое вѣдомство.

Инородцы этого вѣдомства занимаютъ двѣ межевыя дачи въ двухъ отдаленныхъ одна отъ другой мѣстностяхъ. Первая въ 44 т. дес. по р. Китою, гдѣ кромѣ осѣдлыхъ инородцевъ упомянутыхъ деревень обитаютъ кочевые бурятскіе роды Куркутскій и Чечеловскій. Пашни упомянутыхъ родовъ и деревень большею частію черезполосны, покосы находятся въ общемъ владѣніи всѣхъ однопланныхъ селеній и рѣдко въ отдѣльномъ владѣніи каждаго селенія или улуса. Другая межевая дача въ 24 т. дес., занятая инородцами Китойскаго вѣдомства, находится за Ангарою, въ верховьяхъ ея праваго притока Балея и въ сосѣдствѣ съ землями Буяковскаго рода бурятъ Капсальскаго вѣдомства. Тамъ обитаетъ Сойгутскій родъ Китойскаго вѣдомства, состоящій изъ 5 улусовъ, имѣющихъ черезполосныя пашни и сообща пользующихся выгонами и покосами. Во всемъ Китойскомъ вѣдомствѣ инородцевъ 1940 об. п. (997 м.п.); изъ нихъ осѣдлыхъ 285, остальные кочевники. Лицъ м. п. въ рабочемъ возрастѣ 523, хозяйствъ 360. Изъ нихъ 212 имѣютъ по 1 работнику, (въ томъ числѣ въ 56 |есть полуработники), 75 по 2 работника, 50 по 3 и болѣе. Въ 24 хозяйствахъ нѣтъ взрослыхъ работниковъ, но въ 21 изъ нихъ есть подростки (полуработники). Грамотныхъ, полуграмотныхъ и учащихся только 31 м. п.

Земель въ пользованіи инородцевъ вѣдомства кромѣ лѣсовъ 9240 дес. т. е. болѣе 9 дес. на душу м. п., по 18 на работника и около 26 на хозяйство. Земли пахатной 4230 дес., но только половина ея занята дѣйствительно запашкой, что и cоставитъ 2 дес. на душу м. п., 4 на взрослаго работника и 6 на хозяйство. Изъ каждыхъ 100 дес. засѣва 83 подъ рожью (75 подъ озимою и 8 подъ ярицею), 13 подъ| овсомъ и 3 подъ пшеницею. Чистый средній сборъ: ржи 36 пуд., овса 40, пшеницы 37 на дес. каз. мѣры. Луговъ до 3600 дес. Скота инородцы вѣдомства содержатъ: лошадей; 1416 (рабочихъ 1070), крупнаго рогатаго 2050, мелкаго скота 1680 головъ (въ т. ч. овецъ 800, козъ 200, свиней 40). На каждое хозяйство приходится среднимъ числомъ около 4 лошадей, болѣе 6 штукъ крупнаго рогатаго скота и менее 5 мелкаго. Въ особенности овцеводство мало развито, да и вообще инородцамъ волости приходится бороться съ не совсѣм благопріятными условіями почвы и климата. Китайское вѣдомство очень богато лѣсомъ, но сбыта ему нѣтъ. Лѣсами инородцы пользуются свободно. Кромѣ удовлетворенія собственныхъ нуждъ, нѣкоторыя хозяйства (48) занимаются лѣсными промыслами. Что же касается до: остальныхъ промысловъ, то болѣе 40% способныхъ работниковъ занимаются сверхъ земледѣлія и промыслами, причемъ половина охотою, рыболовствомъ и собираніемъ кедровыхъ орѣховъ, а другая нѣкоторыми кустарными промыслами.

Русскія же селенія находятся только на нижней части теченія Китоя. Первое изъ нихъ Китойское расположено около устья р. Целоты. Въ селеніи этомъ съ заимками 102 двора и 570 жителей, въ томъ числѣ 22 новосела и 26 поселенцевъ, остальные русскіе старожилы. Во владѣніи ихъ земли 1,590 дес.  (менѣе 6 дес. на душу м. н.), въ томъ числѣ пахатной 762 дес. Скота они содержатъ: лошадей 280, крупнаго рогатаго скота 313, мелкаго 375. Второе русское селеніе на Китоѣ Биликтуйское находится уже на пересѣченіи Китоя почтовымъ трактомъ при устьѣ рѣки Биликтуйки. Въ этомъ селеніи 184 двора (съ 4 заимками) и 1,086 жит. об. п., въ числѣ коихъ 190 новоселовъ, 100 поселенцевъ, остальные русскіе старожилы. Они владѣютъ 4,000 десятинъ земли, въ томъ числѣ у нихъ пахатной земли 1,490 дес. Скота у нихъ: лошадей 484;  562 крупнаго рогатаго и 680 головъ мелкаго скота. Кромѣ того въ бассейнѣ Китоя находятся еще слѣдующія русскія селенія: 1) Целота, на соименной рѣчкѣ, лѣвомъ притокѣ Китоя, съ 126 дворами, 450 жит. об. п. (52 новосела, 36 поселенцевъ, остальные старожилы), владѣющими 1,390 дес. земли (720 пахотной) и содержащими 520 лошадей, 290 головъ крупнаго рогатаго и 440 мелкаго скота (въ томъ числѣ болѣе 130 свиней). 2) Больше-Еланское на р. Картагонѣ, также лѣвомъ притокѣ Китоя, съ 255 дворами, 1,350 жит. об. п., почти исключительно русскихъ старожиловъ, владѣющихъ 4,900 дес. земли (пахотной 2,980 дес.) и содержащихъ лошадей болѣе 700, крупнаго рогатаго скота, 600 головъ, мелкаго 1,300 (въ томъ числѣ 525 свиней). 3) Мало-Еланское на той же рѣкѣ, съ 64 дворами, 400 жит. об. п. (47 новоселовъ, 4 поселенца, остальные старожилы), владѣющими 1,400 дес. земли (600 дес. пахатной) и содержащими 214 лошадей, 140 головъ крупнаго рогатаго скота и 60 мелкаго. 4) Култуковское на одномъ изъ верхнихъ притоковъ Картагона съ 94 дворами, 534 жит. об. п. (40 новоселовъ, 30 поселенцевъ, остальные старожилы), владѣющихъ 1,770 дес. земли (1194 пахотной) и содержащихъ болѣе 400 лошадей, 280 головъ крупнаго рогатаго скота и 690 мелкаго. Селенія Китойское, Биликтуйское, Целота и Мало-Еланское относятся, вмѣстѣ съ тремя селеніями расположенными по Ангарѣ между устьями Иркута и Китоя, къ Суховской волости, волостное Селеніе которой с. Сухое расположено на р. Ангарѣ и почтовомъ трактѣ. Селенія Болыпе-Еланское и Култуковское относятся, вмѣстѣ съ 6 селеніями расположенными по р. Ангарѣ ниже устья Китоя, къ Тельминской волости, главное селеніе которой находится на р. Ангарѣ и большомъ сибирскомъ трактѣ. Общія свѣдѣнія о Суховской и Тельминской волостяхъ между которыми дѣлится бассейнъ Нижняго Китоя будутъ сообщены ниже тамъ гдѣ мы будемъ говорить о селеніяхъ Сухомъ и Тельминскомъ. О фаунѣ и флорѣ мѣстности будетъ сказано въ особой главѣ изложенія; впослѣдствіи читатель ознакомится и съ весьма интересными остатками человѣка каменнаго (неолитическаго періода, открытыми Витковскимъ въ 4 — 5 верстахъ отъ лѣваго берега устья Китоя, около Ангары; здѣсь-же слѣдуетъ упомянуть, что сибирскою нивеллировкою, о которой было сказано уже раньше, абсолютная высота уровня р. Китоя около с. Биликтуйскаго, опредѣлена въ 1418 футовъ (см. ниже).

Такимъ образомъ, изъ приведенныхъ выше данныхъ оказывается, что длина всего теченія р. Китоя опредѣляется приблизительно въ 240 верстъ, распредѣляющихся слѣдующимъ образомъ по различнымъ его частямъ: а) отъ верховьевъ (Верхній Китой Ковригина) до устья Ушаранги 30 верстъ, б) отъ Ушаранги до Саганъ-хара 20; в) отъ Саганъ-хара до устья Китойкина 62; г) отъ Китойкина до устья Халмагана 28 и д) отъ Халмагана до Ангары 100 верстъ. Пользуясь же при этомъ имѣющимися гипсометрическими данными величина общаго паденія долины рѣки отъ устья Ушаранги (5701') до Ангары (вѣрнѣе до Биликтуя 1413') нѣсколько превышаетъ 20' на версту, между Ушарангою и Саганъ-харомъ (5370') 16,5', между Саганъ-харомъ и Китойкиномъ (3153'), гдѣ именно находятся, какъ говорятъ, непроходимыя мѣста и водопады, паденіе достигаетъ около 36' на версту, а наконецъ, въ промежуткѣ между устьемъ Китойкина и Ангарою, наклонъ этотъ уменьшается до слишкомъ 13' на версту, при чемъ понятно, что точность цыфръ этихъ слѣдуетъ считать лишь приблизительною до тѣхъ поръ, пока всѣ эти пункты не будутъ соединяться точными съемками и инструментальною, а не барометрическою нивеллировкою.
===



Изображения из альбомов:

0 comments:

Post a Comment

Blog Archive